Энциклопедия Символы и Знаки
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Человек


Человек — это прежде всего микрокосм как образ и подобие макрокосма; данное представление прослеживается во всех символических традициях, повсеместно подчеркивается связь элементов мира с телесными органами и органами чувств. Космические законы связывают человека и космос, микрокосм и макрокосм. Сам космос, по Платону, представляет собой разумное существо, вместилище космического ума, космической души и космического тела. В даосизме человек также соотносится с космосом.

Пять органов и членов тела, пять его отверстий, пять нравственных качеств и эмоций человека соотносятся с пятью направлениями, пятью священными горами, уровнями неба, временами года и стихиями. Тот, кто постиг суть человека, постиг и суть вселенной. Ученый-физиолог знает, что кровоток возможен постольку, поскольку течение рек переносит воду; ему известно, что в теле 360 сочленений, так как именно столько дней насчитывает год ритуального календаря.

Религиозное учение даосизма помещает в теле человека тех же богов, что обитают на земле и в небесах; адепт ищет своего божественного наставника в священных горах, а находит его в одном из «потаенных покоев» собственного мозга. В средневековой традиции человек предстает как сжавшаяся вселенная, микрокосм, во всем подобный макрокосму. Четыре элемента, составляющие универсум, пронизывают человеческое тело: плоть — земля, кровь — вода, дыхание — воздух, жизненная сила — огонь. Голова человека может быть уподоблена небесной сфере в своей круглой форме; глаза человека — это солнце и луна, семь отверстий лица соответствуют семи тонам гармонии сфер. Грудь человека принимает различные жидкости из тела, как море — реки.

Подобно тому как мир состоит из семи планет, порождающих семизвучную гармонию, человек состоит из семи частей: четырех элементов и трех способностей души. Поэтому человек и есть микрокосм: он образует созвучие, аналогичное гармонии небесной музыки, В скандинавской поэзии части человеческого тела уподобляются явлениям природы и наоборот: голову называли небом, пальцы ветвями, камни и скалы — костями, траву и лес — волосами земли.

Миф об эволюции от человека к космосу и наоборот является универсальным. Так, в китайской мифологии тело первочеловека Паньгу, зародившегося в мировом яйце, стало основой мира. Из его частей возникли элементы мироздания: из вздоха — ветер и облака, из левого глаза — солнце, из правого — луна, из туловища с руками и ногами — четыре стороны света, из крови — реки, из жил — дороги, из плоти — почва, из волос на голове и усов — созвездия, из кожи и волос на теле — деревья и цветы, из зубов и костей — камни и металлы, из пота — дождь и роса, из блеска глаз — молния. А из ползавших по его телу паразитов произошли люди. Аналогичным образом ведийской мифологии является Пуруша; в Ведах говорится: «Ведь Пуруша — это Вселенная».

Человек может выступать как модель общества. Согласно Иоанну Солсберийскому, в теле государства правитель является головой, советники — сердцем, судьи и управители — глазами, ушами и языком, воины — руками, финансовые чиновники — желудком и кишечником, крестьяне — ногами. Аналогичное представление встречается в Ведах в качестве обоснования системы варн: из уст первочеловека Пуруши возникли брахманы, из рук — кшатрии, из бедер — кшатрии, из ступней — шудры. «Отчего зачадилися цари, князья со бояры, да крестьяне?» — спрашивается в «Голубиной книге», древнерусском литературном тексте. Ответ: от уст, рук и других частей тела Христова.

В талмудическом трактате «Санхедрин» сказано, что убивший человека уничтожил мир. Сопоставимое с этим представление находим у Джона Донна в проповеди, процитированной Хемингуэем в романе «По ком звонит колокол»: «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе: каждый человек есть часть Материка... смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством».
Человек есть микротеос, образ Бога. Средневековая философия провозгласила человека «образом и подобием Бога» и тем самым утвердила ценностный статус личности, наделив ее свободой воли и возвысив ее над миром природной необходимости и судьбы. В античном мифе сказано, что Прометей создал человека смотрящим в небо, подобно богам (у Овидия); в греческой этимологии слово «антропос» («человек», «мужчина») возводится к выражению «тот, кто смотрит вверх». Плотин разделяет человека низшего, который не стремится к движению по вертикали, живет по горизонтали; и человека высшего, обретшего вертикальное положение благодаря высоте души, духа: в своем стремлении к Абсолюту душа как бы исступает (латинское «экстаре») из тела.

Человека принято рассматривать как царя природы и венец эволюции. Согласно римской мифологии, при строительстве Карфагена были найдены головы быка и коня, что предвещало богатство и военную мощь; однако при закладке храма на Капитолии в Риме была найдена человеческая голова — знак господства Рима над миром. «Подобно тому как в этой жизни мастера каждому орудию придают вид соответственно надобности, так и наилучший Мастер сотворил нашу природу как бы сосудом, нужным для царственной деятельности, устроив, чтобы и по душевным преимуществам, и даже по телесному виду она была такая, как требуется для царствования» («Об устроении человека», Григорий Нисский).

Для восточной традиции человек является всегда органичным, но достаточно кратковременным соединением космических элементов; в целом душа и тело тесно взаимосвязаны и в сфере обыденного существования, и на пути спасения (мокши, нирваны, слияния с дао), который подразумевает специальные упражнения духовного и телесного плана. В западной философии, начиная с Платона, заостряется дилемма души и тела. У Платона выступает как изначально дуальное существо; в нем тело, принадлежащее суетному миру природных процессов, противопоставлено разумной душе, стремящейся к утраченному бытию вечных идей.













«Энциклопедия Символы и Знаки»   Copyright 2007-2017 © Small Bay Ltd